• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:15 

Сериальное #2

  • Из плохого: скачал сериал Weeds, а формат видео не поддерживается :(
  • HYMYM я так и не начал, потому что иначе у меня башка взорвется.
  • От The L Word я устал, нужен мне перерыв, я требую перерыва!

  • Итак, я начал Физику или Химию. Посмотрел две серии, жду тот самый момент с Джаном, который я должен буду сохранить себе на память.
  • Я начал смотреть Scrubs. Джей Ди похож на Радостева чуть больше, чем полностью. Только тсс, никому не говорите: пытаюсь наёбывать Радостева типа Джей Ди Бользачег, ибо БИ-то точно в базе, ну а в отношениях наш юноша нихера не понимает. Но на самом деле Есенин классический :3 Я просто изначально небольшую ошибку допустил, спутал кое-что, теперь не хочу признаваться, что я это сделал :D (я не лах, я просто только учусь. ну и ещё аргументы у Радостева дерьмовые, хотя чувствует тип правильно. а когда обоснуя нет...это пичал)
  • Начал Awake, те же две серии, как и в ФиХ.

Спасибо за внимание, дорогая пустота.

@темы: Радостев, сериальное

22:57 

Сериальное #1

  • Breaking Bad кончился, про него забудем сразу.
  • Firefly я досмотрел. Миссию Серенити смотреть не буду.

  • The L Word...посмотрел первую серию второго сезона и понял, что надо чем-то себя перебороть и заставить его смотреть. Он риали крутой, но моя лень не дает мне этого сделать. А, может, нужно просто добавить опасность того, что на сцене лесбийского секса войдет мать. Ух.
  • How I Met Your Mother ждет меня. Но чуть позже.
  • Scrubs качается. Перед HIMYM я посмотрю Scrubs. Тем более, Scrubs закончен, а HIMYM продолжается. Так что да.
  • Awake стоит первым в списке тех, которые надо посмотреть.
P.S. И решил пересмотреть отечественную "Физика или Химия". Не знаю, почему-то захотелось бабскую мелодраму позырить xD

Такая история.

@темы: сериальное, Радостев

10:36 

Firefly

Сейчас, после конца Breaking Bad меня ждет:
- Boardwalk Empire
- Firefly (уже начала)
- The L Word (первый сезон уже посмотрела)


Но упор ставлю на Firefly. После же придется посмотреть фильм Миссия «Серенити» :3

@темы: сериальное, Радостев

10:33 

The End

Тем временем, Breaking Bad ака Во все тяжкие закончился.
Не сказать, что финал был непредсказуем, он как раз напрашивался. В том и шикарность последней серии: всё понятно сначала, но от этого она не теряет своего шарма.


Под катом спойлер. Я СКАЗАЛА СПОЙЛЕР!

читать дальше


Thank you, Breaking Bad! <3

Я буду скучать :(

@темы: Радостев, сериальное

00:13 

Алиса - девочка, которая никогда не плачет

Алиса. Ты мерно стучишь каблуком
По темной поверхности вязкой земли.
Легко ты уходишь в свои корабли.
Ловлю теплый воздух, что кончился, ртом.

Ты ярость иль слезы, что брызжут из глаз.
Ты смех или боль иль глухая обида.
Не под руку быть мне, как видно,
с тобой. С собою вдвойне... Этот липкий экстаз,

Что рвет на мне душу и режет глаза, я
Хотела бы выплеснуть буквы из рта,
Но воздуха нет. Вязко, словно вода.
Он утекает из щелочки к краю.

Алиса. Я сдохну, ты знаешь - слабак.
Но может откроешь ты мне свои карты?
Ты шепчешь мне "Нет", утекая по капле,
Как кровь, что пред смертью застыла у рта.

P.S.
Психанул.

12:32 

Пляшет всё, что только может плясать.
Стены падают под сомнений тяжелым грузом.
Здравствуй, осень,
ты послала нам падающие небеса,
чтобы было нам веселее бывать обузой,


Чтобы было нам легче признать, что мы -
идиоты средь тысяч других идиотов.
Эй, цикада, где же проснёшься ты?
В кучке листьев в лесу или в луже возле болота?


Всё одно: пляшет всё, что лишь может плясать.
Холодеют в предсмертном дурмане струны.
Здравствуй, осень,
прощайте, мои небеса.
Я не вижу других путей от себя.
Фортуна


повернулась к нам именно той стороной,
что мы ждали в сомнениях столько лет,
Но теперь поверни же и ты лицо
И направь себе в горло звякающий пистолет,


И оплата нужна сполна, лью в глаза вино
И дурман за секундой грохочет больше.
И вокруг - целый зал, где идёт кино
Каждый вечер и утро.
Одно и то же.

@музыка: Неботошнит - Абстинентный синдром

@темы: стихи

07:49 

Ых.

Бля, ну рассказ на самом деле щикарный. Только надо кучу всего поправить. Для этого моя бета должна взяться за работу

БРО, ПЛИЗ, ДЖАСТ ДУ ИИИТ.

05:12 

Служба психологической поддержки

— Эй ты, ублюдок, любишь сказки? Я люблю. Знаешь, почему? Не молчи, гнида, иначе я взорву ближайший к тебе заряд, и ты взлетишь к хуям!
— Да, — сдавленно,— да, я люблю сказки. Почему ты любишь сказки, Сьюзан?
— Хороший мальчик. Так вот, сказки я люблю, потому что до конца верю в то, что принц не спасёт прекрасную принцессу поцелуем, а просто трахнет её хорошенечко, а после отымеет всех в этом блядском замке. От поварих до охранников. До конца верю, что Белоснежка станет лесбиянкой и что в гробу — блядский каламбур! — видела этого принца. Но, на самом деле, всё намного скучнее. Глупая «любовь до гроба» и «Белоснежка, не ставшая лесбиянкой». Пожалуй, так и стоит называть это дерьмо с хэппи-эндами… Мы отвлеклись. Что же, у тебя есть ещё один шанс… Малыш, ты готов попасть в сказку?
— Сказку? — настороженно. — Что за сказка?
— Если тебе это хоть что-то скажет, то это будет моя сказка, — жесткий женский голос.
— Белоснежка-лесба и принц-би? Заебись сказочки.
Она усмехнулась, выдохнула дым от своей сигары в тяжёлый вязкий воздух и переложила трубку телефона в другую руку, вытерла запотевшую ладонь о дорогие брюки — разве её может волновать тот факт, сколько они стоят?
— Значит, слушай сюда, зайчик. Ты сейчас стоишь на крыше одного из небоскребов, так?
— Да.
— Всё ещё хочешь сдохнуть?
— Нет! — парень сорвался на крик. Женщина удовлетворенно кивнула самой себе.
— Боишься смерти, котёночек? Тогда мы сейчас тебя оттуда снимем — этого же ты хочешь?
— Смотря…что ты подразумеваешь под словом «снимем», сука.
— О, как опрометчиво. Именно то, чего ты боялся, детка.
Она нажала кнопку.
Всё вокруг него взорвалось, и Джеймс Айтон полетел вниз.

***


— Ты, мудак, просыпайся, — холодный женский голос из сна. Сна ли?
Джеймс раскрыл глаза.
— Посмотри, есть ли рядом с тобой твоя жена.
Он послушно огляделся. Крис нигде не было.
— Вставай, сука, и вали в жральню. Или как там вы это называете — столовая?
— Да какого чёрта я должен делать то, что ты приказываешь?!
— Ты на пути в сказку, детка. Поздоровайся с женой, а после оденься и делай вид, что валишь на работу. Это же тебе не так сложно будет сделать, ублюдок?
— Что было вчера? — вопрос, который мучил его, сорвался и полетел к адресату.
— Вчера ты умер. Ты рухнул с небоскрёба, и твоё маленькое паршивое сердечко остановилось, — она говорила яростно и насмешливо, — Никто, кроме полиции и зевак, не обратил внимания на твою смерть. А твоя жена даже не подумала, будет ли хоронить тебя: она сожгла всё то, что ей отдали в виде остатков тебя и сбежала к соседу. Кстати, она изменяла тебе с ним каждый вторник. Я удовлетворила твоё любопытство?
— Вполне...но тогда…тогда какого чёрта я должен выйти и поздороваться с моей женой…как я вообще могу куда-то выйти, если я, блять, мёртв?!
— Я объясню всё позже, — холодно, — но если ты не заткнёшься, мне придётся убить тебя ещё раз.
Джеймс Айтон зажмурился, а затем, словно в последний раз, ступил на ледяной мрамор спальни — и какой идиот догадался сделать пол именно из этого материала?
— Золото и вино. Кровь и мрамор. Забавно будет умереть, словно Цезарь? Кстати, меня зовут Сьюзан. Теперь я — твой ночной кошмар.
Здравствуй.


***

— Доброе утро, Крис. Как спалось?
Улыбка. Она еле выдавливает из себя улыбку, хотя ей хочется расхохотаться во всё горло: она считает, что ты всё ещё ничего не понял, — Сьюзан вновь появилась из ниоткуда.
— Странные сны снились. Будто бы я ходила по краю пропасти, пытаясь не рухнуть вниз. И в итоге пришла в светлый новый мир, но…, — она театрально всхлипнула, — всё было разрушено. И все говорили о мужчине, который взорвался посреди города. Мне страшно…
— Она прижала руки к груди, а после приложила к глазам платок. Только после этого она и заплакала. Как ты мог не понимать, что всё это — притворство, а трюк с платком вообще стар как мир! — снова насмешка.
— Ну что ты, это всего лишь сны, — ты еле выдавливаешь из себя слова, — всё будет хорошо. Буди Майкла, а то он опоздает.
— Хорошо, — она вытерла лицо рукавом.
— Ты никогда не задавался вопросом, почему, когда она плачет, у неё всегда в руках этот ёбаный платок, а когда ей нужно перестать, всегда вытирает слёзы чем-нибудь другим? Маленькие детали постоянно ускользают от тебя.
Он вышел на улицу. Где-то уже слышался приближающийся автобус.
— Ты заткнёшься когда-нибудь или нет?
— Как глупо. Прости, милый, но тебе здесь не соцсеть, в бан-лист не добавишь.
Джеймс Айтон рухнул, словно подстреленная птица. А после разорвался на части. Взорвавшийся человек, о котором говорил весь город.
Снайпер, сидящий на крыше соседнего дома, ухмыльнулся, а Сьюзан убрала руку с кнопки пульта и отклонилась на спинку автомобиля Джеймса, до которого он так и не дошёл, давая волнам оргазма разлиться по телу.



***

— И снова здравствуй.
Он открыл глаза. Больничная койка. Рядом — девушка лет двадцати пяти. Холодные синие глаза, черные крашеные волосы, рост под метр девяносто пять. Как мило.
— Когда ты уже оставишь меня в покое, чёрт тебя побери?!
— Когда ты сделаешь то, что мне нужно. И попадёшь в сказку.
Он зажмурился.
— Хорошо…и что же ты от меня хочешь?
— Вставай, псина, пошли. Ты здоров как никто, а больница — глупые декорации. Мы снова собрали тебя по частям.
— Кто это — мы?
Мужчина поднялся и ощутил что-то знакомое. Ледяной каменный пол. Что-то ускользало от сознания, кроме одного: он ненавидел женщину, которая стояла перед ним.
— Как меня зовут?
— Отныне тебя зовут Джеймс Айтон.
— Класс.
Они покинули помещение. Это оказался старый заброшенный дом, который даже самый несмышленый и бедный путник обходил стороной. Джеймс и девушка сели в машину. Вела она. Она же и первая заговорила:
— Ты должен будешь взломать одно устройство. На вид — самый обычный планшет. Идентификация по отпечатку пальца — вот незадача.
— И что, я в прошлой жизни владел им?
— Всё намного прозаичнее. На Земле, как ты знаешь, только два человека имеют идентичные отпечатки пальцев. Так вот, по стечению обстоятельств, ты оказался тем вторым. Тем близнецом в плане отпечатков, которые нам нужны.
— Понял. Куда мы?
Она не ответила.


***

Автомобиль остановился перед небоскрёбом. Джеймса завели в помещение трое охранников, посадили на жесткий деревянный стул и завязали глаза.
— Ты не должен увидеть содержимое, — пояснила зачем-то Сьюзан, — приложи палец, — Джеймс отвел палец от того места, где предположительно находился планшет. Настолько далеко, насколько можно это сделать, когда стальная рука прижимает твою к чему-то, — ну же.
— Что там, Сьюзан? Что за ящик Пандоры я открываю?
— Жми, жаба, — рявкнула она, ударив его ногой в живот без замаха. Он, казалось, и не почувствовал боли.
Рука опустилась на плоскость. И…ничего не произошло. На планшете не высветился шестизначный код, не открылась никакая панель в стене. Лампы в помещении погасли и снова зажглись. Через некоторое время экран ожил:
— Здравствуй, Сьюзан. Полагаю, ты хочешь узнать о докторе Фаунтейне?
— Да! — выпалила Сьюзан. Она теряла самообладание.
— Ты знаешь, — мужчина на экране смаковал каждое слово, — он был одним из самых известных психиатров, он был гением, с которым мог сравниться разве что Зигмунд Фрейд… или, скажем, Карл Густав Юнг. Майло Фаунтейн, как ты уже знаешь, родился в две тысячи четырнадцатом году, незадолго до очередной мировой войны…
— Скажи мне! — взвыла Сьюзан, — скажи мне, что он сделал!
Никто и не заметил, что Джеймс спокойно снял повязку и начал наблюдать за происходящим.
— Майло Фаунтейн, — сигнал стал перемежаться радиопомехами, — он провел гениальный эксперимент…
Экран погас. Сьюзан проорала: «Ублюдок!» и тут же повернулась к пленнику, сверля его ледяными глазами.

***

Майкл возвращался с занятий в пресквернейшем настроении духа, любимая песня в плеере казалась ужасной, беды — значительными, оттого и нерешаемыми. Обычный букет среднестатистического подростка. Так ещё, плюс ко всему, девушка бросила. Трагедия всея трагедий.
— Может, мне спрыгнуть с того небоскрёба? — пробормотал он самому себе, — всё равно теперь, когда Делайла меня бросила, не имеет смысла жить.
С такими мыслями, с такими рассуждениями он следовал по улице, словно привидение. Невзрачный подросток прошел в здание небоскрёба, да и отправился бы на крышу, если бы его внимание не привлекли звуки из закрытой двери, которая находилась рядом с той, что вела к лестнице на самый верх. Он вдохнул побольше воздуха в лёгкие, взялся за ручку и решительно распахнул дверь. Но за ней была Тайна, Которую Он Ещё Не Был Готов Узнать.
— Мама?..

***

— Ты… всё из-за тебя…, — она выплёвывала каждое слово из губ, глядя на Джеймса с самой необузданной яростью, которую только можно представить, — я застрелю тебя, как…, — Сьюзан неожиданно расхохоталась. Во всё горло. Охранники переглянулись в ожидании распоряжений. Она попросила такой же стул, как и у Джеймса. Как только его принесли, она села напротив мужчины и закинула ногу на ногу — так сидеть было
привычнее. Джеймс задним числом отметил, что так любила делать его жена. Но…как её звали? Была ли она на самом деле?..
— А-ах, а давайте отрежем ему член…а после распилим на две части бензопилой…кто-нибудь взял бензопилу? — мысли об убийстве человека доставляли ей истинное удовольствие.
Один из охранников подал голос:
— Нет, хм, бензопилу — нет. Но у меня есть топор.
Её глаза загорелись. Она поднялась, подошла к мистеру Айтону и жарко прошептала:
— Мы всадим тебе его в грудную клетку, милый Джеймс.

***

— Мама?
Экран ожил.
— Он взял сорок детей и вырастил у них раздвоение личности: одна действовала ночью, другая — днём. Он взрастил сорок детей, которых самостоятельно сделал больными так называемым «синдромом
Тайлера». Это произвело фурор в истории психиатрии. Науке было поистине непонятно, как возможно вырастить заболевание, словно кактус на кухне. Однако… эксперимент постарались замять. Дети медленно начинали предпринимать попытки умереть. Все их попытки были сходного почерка: в ночной личности они поднимались на крышу небоскрёба и, позвонив в службу психологической поддержки, совершали попытку суицида. Однако, эксперименты доктора Фаунтейна сделали из детей в какой-то мере сверхлюдей — не считая малюсенького психиатрического отклонения. Они выживали при каждой такой попытке, а после начинали предпринимать новые отчаянные попытки умереть. Однако от болезней доктор Фаунтейн своих сверхдетей не избавил. Ныне выживших из той группы… всего три… два человека. Одного зовут Джеймс Айтон, другую — Крис Айтон. Или Сьюзан Троут. Величайте как пожелается.
Сьюзан улыбнулась и, взяв у одного из охранников топор, начала кромсать тело Джеймса на глазах у своего сына. Майкл завис секунд на десять, а после сорвался с места и понесся на лестницу.
— Днем она Крис Айтон, миловидная программистка. Ничего примечательного: работает нормально, трахается с соседом, не курит, но пьёт. Ночью — Сьюзан Троут. Агент службы психологической помощи и невыносимейшая сука, тёмная печать на прошлом, настоящем и будущем человечества. Она довела до суицида сотни людей. И из них тридцать восемь — те самые «дети доктора Фаунтейна». Проблема была только в том, что болезнь, которую доктор Фаунтейн зашил своим питомцам, передаётся по наследству.
Она уже не слушала. Когда сердце её мужа перестало биться, она вытащила пистолет из кармана одного из охранников и медленно пошла по лестнице, ведущей на крышу. Тут зазвонил телефон.
— Алло, это служба психологической поддержки
Сьюзан усмехнулась знакомому голосу.

***

Алекс Фаренгейт выдохнул и отложил коммуникатор. Он налил себе виски, немного постоял, пригубливая Jack Daniel's. После же взял всё то же устройство и сделал один звонок:
— Сьюзан перебьёт всех оставшихся «детей доктора Фаунтейна». Можешь считать, что их уже нет. Бывшая фамилия моей семьи больше не будет находиться в списке тех, которые нельзя произосить.
— С чего ты взял? — с другой стороны провода ему отвечал визгливый женский голос, в котором проскальзывали истерические нотки.
— Дженни, детка, Сьюзан окончательно потеряла контроль над личностью. Мой отец учил, что свою субличность надо контролировать. Ты можешь выпустить её на волю ночью, но не днём. Сьюзан начала терять контроль, когда Кевин Суон — первый умерший «ребёнок доктора Фаунтейна» — решил покончить жизнь самоубийством. Она уже работала в службе психологической поддержки. Он выложил ей всё про Фаунтейна, а после, раскинув руки, рухнул с крыши. У неё тогда полетела защита памяти от прошлых воспоминаний. Сьюзан вспомнила о Фаунтейне, но она не помнила, что конкретно делал с ней доктор. Сьюзан стала копать в Интернете. В принципе, доктор проводил множество экспериментов, он вообще в душе был химик. Но. Единственное, чего боялась Сьюзан, — попасть в «детей доктора Фаунтейна». Она на автомате держала контроль над двумя личностями. Но
знаешь, это как установить контроль над дыханием: оно может и без тебя, а ты только мешаешь в большинстве ситуаций. Только в стрессовой ситуации умение остановить дыхание — вещь действительно нужная. А всё остальное время лучше дышать, не задумываясь. Так вот так произошло и со Сьюзан. Она установила контроль за личностями и стала ими играться. И доигралась. Сейчас она находится хрен знает в какой фазе, но если наш агент успеет перехватить её… я не знаю, что ей светит, но так просто она за свои преступления...
— Фара, ты чудо, — некая Дженни Кэнст на другом конце трубки смеялась и плакала одновременно, — и такую комбинацию провернуть, да тебя бы самого в спецагенты
я думаю, ты сможешь забрать своего отца, когда всё это закончится.
— Ну конечно, я заберу его. Что же, мне пора.

— Пока! — Дженни рухнула на кровать, и впервые за двадцать лет, которые она прожила в ненависти со стороны окружающих её людей, по-настоящему расхохоталась от счастья. По её щеке текла слеза.
Фаренгейт отбросил коммуникатор и улыбнулся своим мыслям.


***


— Алло, это служба психологической поддержки?
— Она самая, — грубый женский голос.
— Я… моя мать убила моего отца! Она… я чувствую, как она идёт по лестнице ко мне… я… я стою на крыше небоскрёба, если она добежит до меня, я прыгну!
— А теперь вот что я скажу тебе, дорогуша. Ты просто блядский подросток, который хочет привлечь к себе внимание.
— Я не…
— Заткнись, манда, и слушай. Сейчас ты спустишься по пожарной лестнице, наденешь свои наушники, а после пойдешь к себе в дом, — она назвала точный адрес, — и ляжешь в кроватку. Если ты хочешь погрустить, сделай одолжение всем и грусти молча.
— Я… я не собираюсь никуда идти… ты… всё, я прыгаю!
— Прыгай. Ты бы знал, насколько мне плевать.
Майкл подошёл к краю и зажмурился. Вдруг оглушительно громкий хлопок настиг его на краю пропасти. Майкл недоуменно посмотрел на красное пятно, расплывающееся в районе лёгких. Он умер сразу. Посерьёзнело и посерело его лицо. Руки сами распахнулись навстречу смерти, и юноша полетел в чернеющую мглу города.

Где-то внизу бестелесный Джеймс смотрел на последний шаг своего сына и искренне не понимал, что он, мужчина средних лет без имени, тела и адреса, здесь делает. Его настоящий лучший сын обнял его за плечо и повёл по тихим улицам.

 


@музыка: ASIWYFA - These Riots..., 65dos - Music Is Music..., Maybeshewill - Not For Want Of Trying

@настроение: МНЕ ПЛОХО, УТЕШЬТЕ МЕНЯ!! - а, не, показалось

@темы: кул, творчество, ночная упоротость без Радостева :(

01:42 

Вот - истинная причина.

Наибольший пиздец, на самом деле, происходит из-за того, что я зацикливаюсь на одном человеке и больше никто не становится для меня поддерживающим фактором в жизни.

И самый пиздец в том, что зацикливаюсь я всегда почему-то не на тех.

Да нет, дело даже не в том, что я якобы влюбилась, это всё ложь и хуета.
Дело в том, что я опять попала в западню, в замкнутый круг.

SHIT!

@темы: Радостев

01:13 

Ну что ж.

И снова здравствуйте,
И снова Радостев.




...Да нет, на самом деле самое дерьмо ситуации в том, что я считаю, что это происходит специально. В принципе, так и есть, конечно, однако...

Что я несу.

Прикол в том, что я не думаю, что четыре слова "Я сейчас не могу" - это так сложно.
Ну бля, если ты хочешь валить в ГТА, тада хуле диалог поддерживаешь? лучше как всегда: не отвечать и даже не читать.
А потом я ещё и виновата, судя по всему. XD


читать дальше

07:52 

Лох, какой же я лох XDD

Вчера случайно спалил Радостеву кучу постов про него в блогспоте. СУКАНАХУЙВРОТЕБАЛ, КАКОЙ ЖЕ Я ЛОХ, АХАХАХХАХАХХАХАХХАХХАХАХХАХАХХА

Не, серьёзно, я по идее ща рыдать должен, потому что мне кагбэ в душу залезли и до сих пор трясет, кстати. НО НЕ МОГУ, ПУСТЬ УЖ ПОЛЗАЕТ ТАМ, ГНИДА ТАКАЯ XDDDDDDDD

Да ладно, ну и похуй, что увидел. Я всё равно пишу так, чтоб читать между строк.
ЭТО Ж НЕ ДАИРИ, ГДЕ Я МОГУ НЕ СКРЫВАТЬ СВОЮ ЛИЩНАСТ XDDDDDD

На самом деле, всё хуй. Надо убрать ссылку на даири.
ХОТЯЯЯ.
Агрх, как же я люблю рисковаааать XDDD
Как же я обожаю быть на грани и уходить из-под носа, из-под аргументов контраргументами в самый-самый последний момент XDDDD Бля, ну талант лгуна не пропьешь :D
А радио Максимум поднимает настроение :D


@темы: блять, Радостев

16:49 

Диз дневника.

Вот теперь мне всё нравится. Хотя оффтоп по-прежнему видно херово. Однако мне цветовое решение нравится, глаза не режет, поэтому менять ничего уже не буду.
:D

@темы: кул

04:18 

ШТА

Sometimes I wanna be a dream-pop and make fucking sounds louder.

But now I'm living in post-rock.

And I'm a fucking spider! :D







P.S. У меня просто паук по потолку бегает, так вот он появляется только тогда, когда я слушаю пост-рок и дрим-поп. Я хз, почему именно это сочетание, но это блин работает, он реально выползает на звуки этой музыки. Давайте же все вместе вызовем паучка ко мне на потолок, детки XD

@музыка: Как ни странно, но: I Am The Architect - Silence, silence

@настроение: бессонная ночка близится блять

@темы: кул

02:24 

Жесткий задвиг.

У меня сейчас жесткий задвиг по одному вопросу. Вот насколько надо быть недочеловеком, чтобы отказывать своему молодому человеку/девушке в такой простой вещи, как секс, просто потому что так типа привяжешь человека к себе? Зачем всё это дерьмо про то, что обидели - игнорируй, если можно просто помириться с человеком? Я реально с позиции своей ебаной референтной белой этики не могу понять всего этого нелогичного дерьма. У меня знатно бугуртит на этот счет и просто потому что:
1) я не понимаю, как можно отказывать себе в удовольствии ради каких-то не то чтоб принципов, больше понтов.
2) я не понимаю, какого черта блять ВСЕ должны так делать, раз какая-то выблядская мразь решила, что это нормально.
3) я не понимаю, какого хуя надо устраивать ебаный игнор, когда можно тупо сказать человеку, что он накосячил.

Я серьёзно не врубаюсь, какого черта люди до сих пор до этого не додумались.
Я с позиции, опять же, своей
6БЭ, наверное, всё упрощаю, но, блять, я по-другому не умею. А насчет секса - тут вы мне прям блять по базовой прошлись, молодцы ёпта.

Вот я серьёзно не понимаю, какого черта, если X хочет меня, а я хочу X, мы не можем просто прыгнуть в койку и трахнуться, а должны устраивать какую-то размазню под названием отношения. Мозгом понимаю, логикой - нет.

Я блять не понимаю, какого хуя я должна, видимо, была, когда Зеленевский накосячил, не просто бросить трубку от ярости, но и проигнорить его звонок. Нет. Я взяла трубку и изложила своё требование. И всё закончилось благополучно.
Я неспособен на этические манипуляции И Я ИХ НЕ ПОНИМАЮ. Меня бесит манера Оли вести себя с людьми, мне страшно игнорировать человека, если он мне действительно важен.
Но обществу плевать.


Вопрос: ...
1. Автор, ты хуй! Ты ничего не понимаешь в жизни!  1  (11.11%)
2. Бля, чувак, у меня на ту же тему бугурт, давай обнимемсо.  5  (55.56%)
3. Вы как хотите, а мне поебать, я упорот.  3  (33.33%)
Всего: 9

@музыка: And So I Watch You From Afar - If It Ain't Broke... Break It

@настроение: "Угу, всю жизнь меня любят, а никто не дает :D... Это не намек." (c) Никита

@темы: соционика, бомбануло

01:25 

По буквам, по слогам.

Блять, застрелиться просто. Радостев очень ДОЛГО скрывал свое плохое настроение, а потом выдал мне по мозгам. Заебись.

22:55 

Virgin.

А я тут слушаю Manchester Orchestra – Virgin. Заебись вещь. Столько воспоминаний и ярости. Лол)

00:15 

Холодно и темно.

31.08.2013
Мы тут с Радостевым пытаемся найти оптимальный вариант прочтения одного моего стиха. Точнее, я ищу, а его пытаюсь втянуть.

И тут я натыкаюсь на это. Черт побери. Так круто *_*





Пишет Арктическая Мартышка:



Я имя тебе дам: Аделаида.

Я имя между строк своих запрячу,

Чтобы никто в вечернем мраке не увидел

Иль принял за ой-Таня-где-же-мячик.



Я Жизнь твою приму на эшафот,

Скручу ей руки, улыбнусь неловко...

Я не смогу тебя лишить её, mein Gott.

Сама себе ты - вена. И веревка.



Дым в волосах плетёт узор страниц,

По струнам бесконечно скользят пальцы.

Я разрываюсь каждый раз на миллион частиц.

Рисунком. Изразцом. Лепниной. Смальтой.



Как муха, что застряла между рам;

Как сон - тяжелый, тихий, горький.

Мне кажется, ты мне желаешь ран -

Лишь по венозной крови падают осколки



Твоих бомб...и Хиросим, и Нагасак.

А после памяти наступит счастье инвалида.

Оно - забытье есть...



Прости мне этот шлак.

Не умирай внутри меня,

Аделаида.



Автор: Lucky Sandra







Потому что



URL записи

00:39 

Стихи по Breaking Bad

Не могу придумать нормальное последнее четверостишие. Нужна помощь.

(по последней минуте последней серии третьего сезона. Момент, когда Джесси нужно убить Гейла. Я плакал, честно).

Я заполняю холодом коридор.
Тыкаюсь в вену мёрзлой тупой иглой.
Что мне мешает здесь быть самим собой?
Что мне мешает выполнить приговор?

Я заполняю воздухом свою плоть.
След от помады в кучке из сигарет.
Что мне мешает спичкою сделать свет?
Что мне мешает выжечь весь кислород?

Я заполняю дымом глухие дни.
Дрожь по рукам проходит шагами зим.
Что мне мешает сжать пистолет руки
И загнать в кожу пулю пустых обид?

Я заполняю тьмою пустую грудь.
Трубка с убийцей на проводе - в руке.
Что мне мешает сжать себя в кулаке?
Что мне мешает снова пуститься в путь?

Я заполняю дымом слова, пути.
Как мне забыть про яркость чужих побед?
Кто бы мне вытер алмазы не_детских бед?
Что мне мешает дрогнуть, сбежать, уйти?

@темы: сериальное, стихи

23:46 

Breaking Bad

По методике Елены Андреевны Удаловой Габен, надо примерять на себя то, что говорит человек в просейке дихотомий/функций. Мол, мы самый точный аппарат определения соционического типа.

Так вот.
Сейчас по предложению Никиты Радостева смотрю Breaking Bad и анализирую типы.
Вот что выходит.
Джесси

У Джесси в блоке защиты ака Ид сидит чёрная сенсорика. Вспомните серию, в которой Уолтер орёт на Джесси, Джесси ничего не делает до последнего, но когда Уолтер его уже доводит, Джесси кидается на него в попытке удушить. Это Ид, господа. Это защитная реакция Ида, и я не сомневаюсь в этом. Хотя, с другой стороны, я думала, что чёрная сенсорика у него сидит в болевой. Ну да, в болевой.
Я подумаю, однако мы пока определились с одной вещью:
ЧС
либо в болевой: ЭИИ, ЛИИ
либо в ограничительной: СЛИ, СЭИ
либо в фоновой, что маловероятно: ЛИЭ, ЛСЭ
Уолт
У Уолтера в блоке защиты сидит чёрная этика. Ибо я так считаю. Однако у меня есть мысли, что ЧЭ у него в болевой. Ну, всё как с Джесси.
ЧЭ
либо в болевой: СЛИ, ИЛИ
либо в ограничительной: ЭИИ, ЭСИ
либо в фоновой, что маловероятно: ИЭЭ, СЭЭ


Напомню, что ШПС Елены Андреевны типирует по болевой и ограничительной, поэтому содержание конкретно этих функций стоит особенно хорошо знать.
Вот так как-то.

@темы: соционика, кул

18:15 

Я снова здесь

Куча куч всего произошло за этот период. Начнем с того, что я постригся. Дааа, теперь я няша.
Еще я сходила на типирование. Таки Габен.
Пишу здоровенную работу на Фикбуке, ибо я молодец.
В общем, ничего особенного, я всего лишь Габен.

Хах.
Ну и Никита. Н-да, Никита - это н-да.
Зеленевский, ты ахуенен. Вот.
Никита. Никитушка Зеленевский. Приснился мне сегодня зачем-то, я прихуела блять.

Тащемта...больше-то мне и сказать нечего.

Дневник последнего человека.

главная